Акын в урбанистическом Лесу Ведро сонетов Любовь фальшивая монета
Отныне непозволительно впадать – и даже в добро. Пушкин. Акын в урбанистическом лесу – единственный трагический поэт. Нам можно умирать во цвете лет, ему же – жить в веках. А он не хочет. Кощунственно смеется и хохочет и тычет пальцем в небо, в Бога, в душу… Его я одиночество нарушу и в морду наверну от всей души: тоска – тоскою, а стихи пиши.
_________________________________
Любовь я знал не понаслышке. О ней читал я в детской книжке. Во взрослой книжке, в подростковой, читал в общественной столовой, на транспорте, в библиотеке… В моей домашней картотеке любовь под номером 103. Если не хочешь – не смотри.
_________________________________
На колу мочало. Я начну сначала. Эта моя флейта столько лет молчала. Ведь она досталась редкому лентяю, неумехе и мечтателю. Есть у флейты голос – но чужой, заемный… Голос – значит «голый». Пусть по раскаленным нотам скачут пальцы нервными стопами, пусть дыханье станет голосом и памятью. Что такое время? Что же с нами всеми станет, если смолкнет на мгновенье флейта? Да, пожалуй, вряд ли что-то будет с нами, даже если смолкнут все на свете флейты. На колу мочало. Я начну сначала. Пробегусь по гамме робкими шажками… Это, верно, лето вето наложило на чужие пальцы мои.
_________________________________
Всё по слову сэра Маслоу: восхитительная листопадная техника, до горечи выверена поэтика и вывалена в муке и масле волшебная, дерзостная сказка. Друзья мои! Надевайте каски. Мы – в новом тысячелетии.
_________________________________
Я пью за корявые мысли, абсурдность в делах и реченьях и в зеркале здравого смысла кривое мое отраженье. А также – за долгую память, хорошее теплое лето и тщательный поиск в сознаньи того, чего там, в общем, нету.
_________________________________
Есть некий свет на дне колодца, вселяющий надежду в сердце. Есть то, за что должны бороться и мудрецы, и иноверцы. И даже истинных вандалов, сверяющих часы по Богу, должно быть очень, очень мало. Или, по меньшей мере, много.
_________________________________
Под тяжелым и ржавым доспехом бьется сердце. Неслышно, но бьется. С одинаковым вечным успехом я пил спирт и топился в колодцах. Я бессмысленно целил в светила из разряженного арбалета. Но увы – до конца не хватило ни светил, ни доспехов, ни сердца…
_________________________________
У – значит У. Зловещий знак. Скрижаль предназначенья. Любой, кто не совсем дурак, не хочет знать, зачем он. Любой, кто знает род людской, не ищет виноватых. У – значит У. Своей тоской я с ним делюсь, как с братом.
_________________________________
Сова Минервы вылетает в полночь и, дико пялясь в пустоту востока, несется без руля и альпенштока, зловещим свистом раздирая небо. Я в жизни съел не меньше тонны хлеба: с гвоздями, с медом, реже - со слезами, но всякий раз, глядя на мир глазами, я простираю палец к небосводу. В жару и лед, в нелетную погоду, при шквальном ветре философской мысли, когда любой исход уже немыслим и всякий шаг чреват похоронами - Сова Минеpвы носится над нами, не одобряя ни любви, ни мщенья, даруя всезабвенье и прощенье, натягивая нам надежды помочь... Приди, Сова. Примчись ко мне на помощь. Мой мир уже почти стал объяснимым... Но что это? Неужто снова полночь? Сова Минеpвы пролетела мимо.
_________________________________
Мы песни слагаем о вольных просторах, Которых, которых, которых, которых…
_________________________________
Любовь - фальшивая монета, но нету, нету объяснений. Черт знает с чем нас месит гений ее широт. За горизонтом живет один старик: он плачет, и утверждает, что напрасен и плач его, и наши речи, - да все здесь слишком человечно... Но разве может быть бесстрастен все понимающий напрасно? ...Сплетенье "нет", ударить первым, ком сердоболия без меры, похмелье траурного скерцо - дожить бы до порога сердца и забело упасть на снег. Приотворяя створки век, раскинуть легкие лета залепетать...
_________________________________
Все как один мы рождены для вдохновенья. Мы, дети времени, заточены ножовкой, домкратом трачены и вскормлены вареньем из сладких слив. И на десерт – паленой водкой.
_________________________________
Любовь - это всегда последний натиск. Но штука в том, что крепость не дерется. Мосты опущены, а все ворота настежь, И даром тратится, что даром достается.
_________________________________
Когда копием ты проколешь мне грудь, подумай, а знал ли меня кто-нибудь? Имел ли я имя, жену и детей? Смотрел ли вечерний обзор новостей? Гулял ли в лесу? Танцевал под звездой? В конце концов, старый был иль молодой? Безумье коснется чела твоего: А может быть ты погубил HИКОГО ?
_________________________________
Сколько лет – и только одна зима... Все пройдет. Не станет боле хрома ть тот, кто хром, уснет часовой и пробьет дыру головой в своде неба.
_________________________________
Я кепку видел. Видел унитаз. И в смертный час не закричу от боли. Я знаю жизнь. Премного-много раз я видел всё. Я всем был недоволен.
_________________________________
Без боли, без надежды, одни в кругу руин во тьме пируют Брежнев и Пушкин – сукин сын.
назад
Hosted by uCoz